Главная

Уловки из 90-х: как мошенники делали миллионы тенге из воздуха

Аферы с участием подложных авизо появились при реструктуризации банковской системы в начале 90-х годов прошлого столетия во многих республиках бывшего Советского Союза. Казахстан не стал исключением, пишет Sputnik.kz.

Это последнее дело, которое в 1993 году вел старший следователь следственного управления УВД Павлодарской области Владимир Вязнюк.

Деньги, которых нет

“Авизо – уведомление о переводе денег, поступлении платежных документов. Раньше, когда была советская банковская, финансовая система, все расчеты проводились через расчетно-кассовый центр. Он входил в систему государственного банка СССР, и, тот соответственно, отслеживал движения денежных потоков. И в той системе госорганов никому в голову не приходило, что кто-то вдруг “левое” перечисление сделает, – рассказывает Владимир Вязнюк. – Технически расчет осуществлялся через телетайп. Этот прибор работал круглосуточно.

По нему приходит телетайпограмма, вроде: “Кредитуйте, согласно договору такому-то”, и дальше – реквизиты фирмы, зашифрованное кодовое слово, означающее определенную сумму. Допустим 150 тыс. – это “сто”. Или 1 млн 200 тыс. – “водка”. А если “дом”, “окно” – там уже пошли 10 млн, 20 млн и так далее”.

В те годы в обращении в Казахстане были рубли, тенге, доллары и марки. Причем по существовавшему порядку при зачислении по телетайпограммам сумм до 100 млн рублей (200 тыс. тенге) подтверждения банка о перечислении этих средств не требовалось.

Чем и воспользовались мошенники. В июне и сентябре 1993 года три гражданина Чечни – Умар Харачоев, два брата Даевых – Асхаб и Ахмат – и жительница Павлодара, бухгалтер по профессии, Анна Шевелева легально открыли в Павлодаре два малых предприятия “Крокус” и “Заря”. Директором обоих обманным путем сделали знакомого павлодарца, вроде зицпредседателя Фунта. Но, в отличие книжного героя, реальный даже не знал о своем назначении. Кроме того, наняли снабженцев. И стали действовать по своей разработанной схеме.

Сегодня деньги, а завтра – стулья

Начали аферисты с закупки мебели. Они находили в газете объявление о ее продаже и посылали снабженца в этот торговый дом с заданием – купить несколько гарнитуров: спальных, обеденных и кухонных. При этом заключить договор, оформить счет, чтобы получить реквизиты фирмы-продавца. Снабженцы отбирали товар, получали счет. Обещали, что в течение двух-трех дней оплатят его.

А дальше сотрудники расчетно-кассового центра павлодарского банка получали телеграфное авизо от имени головного расчетно-кассового центра управления национального банка Джамбула, Акмолы, Актюбинска, Алматы, Кокчетава, Караганды или Усть-Каменогорска. В нем значилась денежная сумма для оплаты мебели фирмой “Заря”.

Полученное авизо было фиктивным. Но оно не проверялось. А установить, кто его послал, на самом деле было технически невозможно. Телетайп работал не как компьютер, а как телефон. Торговый дом отдавал снабженцу мебель, ее отправляли в Россию.

Чтобы не светиться сильно в Павлодаре, мошенники решили расширить круг продавцов. Для этого нашли в городе на Иртыше действующую фирму “Магнат” и увлекли идеей легкого заработка ее директора Виктора Бологова. Внедрили туда бухгалтера Шевелеву, которая фактически возглавила работу частного предприятия. Активное участие в махинациях также принял коллега Бологова – Денис Грачев.

Вместе с директором фирмы он выезжал в Алматы, находил там торговые фирмы. Заключая с ними сделки, получал их реквизиты и счета, которые отправлял своим подельникам в Павлодар. А те, от имени Павлодарского государственного расчетно-кассового центра, по фиктивным авизо оплачивали товар через фирму “Магнат”. Сделки с несуществующими предприятиями Алматы, Актюбинска, Павлодара заключались также от имени карагандинского частного предприятия “Завет”.

Оборот мошенников был грандиозным. Так, с 22 октября 1993 года по 3 марта 1994-го они завладели товарами в семи фирмах Алматы на 883 628 тенге. Эта сумма могла бы быть значительно больше, но действия аферистов иногда натыкались на сомнение руководителей предприятий, с которыми они заключали договора, и те перепроверяли приход суммы через банк. Не получив подтверждения о поступлении платежа, они отказывались от сотрудничества. По этой причине преступники не смогли получить товар на 529 тыс. тенге. (Для сравнения: ежемесячная средняя зарплата казахстанцев в 1993 году была 128 тенге, в 1994 году составила 1,7 тыс.).

Аппетиты мошенников росли. Кроме мебели, по фиктивным авизо они стали покупать дорогие автомобили. Так, приобрели два внедорожника, по 126 тыс. тенге каждый, видеотехнику на 152 200 тенге и золотые ювелирные изделия более чем на 288 тыс. Кроме того, часть денег обналичивалась через их предприятия.

Не думали, что найдут

Фальшивые авизо павлодарское отделение Нацбанка выявило в январе 1994 года при сверке с Нацбанком Казахстана. Финансисты обратились в милицию, но оказалось, что установить источник передачи этих телетайпограмм невозможно. Как и сам телетайп, с которого они передавались, потому что приходили эти сообщения ночью, когда операторов в помещении не было.

Тем не менее правоохранители обратили внимание на небольшие павлодарские фирмы – “Крокус”, “Заря” и “Магнат” у которых были огромные денежные обороты, и начали их проверку.

Тем более, что мебельных магазинов в Павлодаре тогда было два или три. А в Алма-Ате – пять или шесть.

Задержали снабженцев павлодарских фирм в южной столице, на которую они к тому времени полностью переключились. Их повязали, когда они приехали за отобранным товаром. В павлодарских квартирах подозреваемых прошли обыски.

Видимо, любители фальшивых авизо были настолько уверены в своей безнаказанности, что даже не уничтожали старые документы. Копии накладных, отпускных, расходников… Они стали уликами, по которым следствие смогло восстановить многие преступные эпизоды.

Потерпевших нет?

“Дальше – самое интересное, – продолжает Владимир Вязнюк. – Расследование идет к концу, надо признать потерпевших. Такое преступление, как хищение, предполагает противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества в свою пользу или других лиц. Но все контрагенты – фирмы, в которых мошенники приобретали товар по фальшивым авизо, – в один голос заявляют: нам ущерб не нанесен. Никаких претензий к покупателям не имеем. Более того, мы продали им товар по хорошей цене, и для нас это была выгодная сделка. Побольше бы таких покупателей.

Мы обращаемся в банк. Он-то должен быть потерпевшим? Иначе откуда же деньги взялись, не из воздуха же?

– Получается, что из воздуха, – разводят руками финансисты.

– Позвольте, говорим мы. – У нас пять человек под стражей сидят, мы почти год дело расследуем. Они ведь все равно получили деньги. Вы же можете сделать сверки?

– Да эти сверки еще за позапрошлый год не закончили, – отвечают в банке.

Дело в том, что за короткое время в стране появилась масса новых хозяйствующих субъектов. А финансовая модель государства осталась старой, и ее невозможно было быстро перестроить. Этим и воспользовались аферисты. Только позже возникла система коммерческих банков, где индивидуально каждый закреплялся, и система взаиморасчетов наладилась”, – объяснил бывший старший следователь.

Причем фальшивые авизо появились в те годы не только в Павлодаре и в Казахстане. Они прошли волной по всем странам СНГ.

То ли мертв, то ли жив?

А во время следствия произошел еще один случай. Владимир Вязнюк был в отпуске, за пределами Казахстана, когда ему сообщили о том, что подследственный Ахмат Даев, больной туберкулезом, скончался в СИЗО. Тело увезли в морг облбольницы.

Той же ночью туда приехала большая группа его земляков во главе с пожилой женщиной, которые потребовали выдать им тело, поскольку у них сейчас есть оказия переправить его на родину. И сотрудники морга выполнили их требование.

Как считает бывший старший следователь, до сих пор неизвестно, действительно ли скончался тот подозреваемый.

Гора родила мышь

“Вину четверых подследственных мы все-таки доказали в суде, вменив им хищения в особо крупном размере путем мошенничества”, – продолжает Владимир Вязнюк. – Дело должен был рассматривать Павлодарский областной суд. Но тут вышел закон об изменении подсудности по некоторым статьям, в связи с чем, “хищение” перешло в юрисдикцию районного суда.  И дело только в ноябре 1995 года рассмотрел Ильичевский народный суд Павлодара. Приговор удивил нас своей мягкостью. Организаторы мошеннических действий – Умар Харачоев и Асхаб Даев – получили соответственно по 6 и 5 лет лишения свободы условно. Виктор Бологов и Денис Грачев – по 1 году 8 месяцев 10 дней реальных сроков. Чем это было обусловлено – можно только догадываться”, – посетовал бывший старший следователь.

Через несколько часов после оглашения приговора обоих “условников” уже не было в Казахстане.

Бухгалтер Шевелева еще до начала следствия ударилась в бега и была объявлена в розыск. Спустя несколько лет ее задержали, но, по неизвестным причинам, дело в отношении нее до суда не дошло.

Так закончилась эта эпопея с павлодарскими фальшивыми авизо.

(Все имена и фамилии, кроме старшего следователя УВД Павлодарской области, изменены).

ДРУГИЕ НОВОСТИ:

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Back to top button
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x