spot_img
Воскресенье, 23 июня, 2024
-14.7 C
Кокшетау

 «Постоянно себя критикую»,- Даурен Сергазин

Вам может быть интересно

Недавно в Кокшетау прошел международный фестиваль комедийного театра «Салем», посвященный 125-летию Государственного и общественного деятеля Темирбека Жургенова, в котором приняли участие театральные коллективы Казахстана, Киргизстана, Азербайджана и Узбекистана. В рамках этого мероприятия в Кокшетау прибыла труппа «Жастар» города Астаны, где наш сегодняшний герой, актер кино и театра, театральный режиссёртелеведущийЗаслуженный деятель Республики Казахстан и лауреат национальной театральной премии «Сахнагер» Даурен Сергазин является ведущим актером.

Звезда фильмов Брат или брак, Казбат, Хотя бы в кино, Казбат и других популярных проектов в эксклюзивном интервью для «Aqmola news» рассказал, почему закрыли нашумевший проект «Прокурор», для чего он себя постоянно критикует, можно ли хорошо заработать снимаясь в кино, в какие моменты ему бывает трудно о многом другом интересном. Поехали!

— Даурен, вы впервые в Кокшетау?

— В Кокшетау я был несколько раз я считаю его одним из самых красивых городов страны, мы приняли это приглашение с огромной радостью. Подобные фестивали очень важны, во первых это праздник, встречи и обмен творческим опытом с коллегами, мы имеем возможность показать свое искусство народу и получить оценку, выслушать мнение критиков. Фестиваль показывает насколько вырос уровень каждого артиста.

— Вы критичны к себе? Какие чувства испытываете после выхода фильма с вашим участием на экраны?

— Я себя часто критикую, в первую очередь матерю и ругаю себя, потом расцениваю плюсы своей работы, и далее я уже готов к той критике, которая поступит после от народа, перед тем как выходит фильм и спектакль я оцениваю свои минусы и плюсы.

— За что в основном себя критикуете?

— Если себя не критиковать, то не будет роста, всегда нужно задавать себе сложные вопросы, отвечая на них я нахожу правильный путь к росту и саморазвитию. Мы с первого курса выросли на критике, и самый первый человек который скажет правду — это ты сам. Думаю, что разговоры с самим собой и самоанализ очень важны и нужны, особенно когда остаешься наедине с собой, от правды не убежать.

— Были ли случаи, когда вас все устраивало ?

— Нет, идеальных проектов наверное не бывает, но я «кайфую» от своей работы, мне это нравится, я работаю для тех кому нравится мое искусство. Самое тупое желание – нравится всем. Это невозможно!

— Как относитесь к жёсткой критике?

— Она нужна. Не все можно называть критикой, когда с наилучшими пожеланиями критикуют, это я принимаю. А если это негатив, оскорбления и маты, на меня это не действует, тем более я сам себе критик. В целом критика дает человеку расти, не зазнаваться и не гордиться слишком своими достижениями, не поймать звезду. Она держит в тонусе.

— Как относитесь к самовлюбленным нарциссам? Ведь сейчас со всех сторон говорят о том, что нужно в первую очередь любить себя?

— Я сам никому не даю оценку, он имеет право так жить, не хочу никого учить и читать мораль, люди разные и я принимаю каждого таким, какой он есть.

— За что хвалите себя?

— Я редко себя хвалю. Но когда я иду по улице, и прохожие одобряюще улыбаются мне, узнают, на их лицах появляется добрая и искренняя улыбка , я все это замечаю, и тогда понимаю, что я делаю что-то правильно, моя миссия на этой земле выполняется, этого мне хватает для того чтобы мотивироваться и гордиться собой.

— Хотели бы попробовать себя в роли режиссера? Какие у вас задачи на будущее?

— Я хочу сыграть сложные в психологическом плане роли, планирую написать санитарий для фильма. В театре, конечно, когда берешь старую пьесу и адаптируешь на современный лад это другое, в кино это совсем иной уровень. Эта идея у меня есть, надеюсь воплотить ее в жизнь. Хочу снять фильм в жанре драмы, но не скажу, что прямо сейчас я готов к этому, в будущем, если позволит мой опыт и я наберусь смелости возможно реализую задачу.

— Актеры в своих интервью говорят, что в театре много не заработаешь и сетуют на маленькую зарплату. Почему так сложилось по вашему мнению?

— К сожалению, зарплата маленькая, это решаем не мы. Какое отношение сверху и потребность на театральное искусство, такой и выходит заработок, плюс аспекты рыночной экономики влияют. Театр наша болезнь, мы там не ради денег работаем, какая бы там ни была зарплата, мы продолжаем трудиться, дарим людям эмоции.

— Когда по — вашему государство обратит внимание на театр и создаст лучшие условия?

— Каждый год зарплата поднимается, не намного, по 5000 – 10 000 тенге, процесс идет, надеюсь что будут позитивные изменения. К примеру, академический театр у нас хорошо зарабатывает, так же оперный. Региональные, областные и городские театры в этом плане отстают. Думаю, что когда нибудь мы придем к этому, но к сожалению идем очень медленно. Невзирая на эти минусы, мне с  работы предоставили арендное жилье в Астане, поэтому надеемся на улучшение условий.

— Вы ведь могли бы полностью уйти в кино и на телевидение, вести  проекты?

— Я в искусстве не из-за денег, если б это было ради денег я бы мог уйти полностью в проекты. Я люблю театр, как и кино, стараюсь держать обе планки. Театр дает мне много того, чего я не могу взять в кино. К примеру, театр держит меня в постоянной форме, дает живое общение со зрителем и энергообмен, это очень важно для меня. В театре происходит постоянный прогресс, процесс роста в ходе зрительских симпатий и аплодисментов.

— Какой рост дает вам театр?

— Чем старше я становлюсь играю новые роли, которые сложнее чем предыдущие, современного зрителя не так просто удивить, поэтому мы должны выкладываться на все сто.

— Насколько наш зритель избалован?

— Он разный. Есть очень избалованные зрители, а есть и те, кто поднимается на сцену и дают нам бата (пожелания). Очень тяжело понравится всем зрителям, но мы стараемся.

-Какие усилия прилагаете, чтобы оттачивать мастерство?

— Я стараюсь эмоции и привычки другого образа не повторять в следующих работах. Когда я играю, приходят эмоции прежнего образа, я  тут же останавливаюсь и убираю это. Зрителю может быть все это незаметно, но я эти тонкости соблюдаю. Лицо у меня во всех ролях одно, а зрителю хочется показать разных персонажей и героев, и чтобы они поверили, что между ними нет ничего общего. Моя задача чтобы персонажи отличались друг от друга. Я снимаюсь в разных жанрах, чтобы не остаться в одном образе, иногда приходится отказываться от больших ролей, потому что они похожи на прежние, не хотелось бы застрять в одном амплуа, чтобы потом зритель тебя ассоциировал только с одним персонажем.

— Что вам дает кино?

— В кино можно показать тонкости и чувствительность эмоций, которые зритель театра не увидит, так как он находится далеко от сцены, и создается ощущение игры через лупу, а в кино можно показать крупным планом очень тонкие вещи.

— От какой роли отказались бы? Кого не сыграли бы никогда?

— Наверное, отказался бы от образа, противоречащего нашему казахскому менталитету, конкретно не могу сказать, буду действовать по факту.

— То есть вы рассматриваете все предложения?

— Я исхожу от того, что эта роль может жать зрителю, а не мне. В первую очередь думаю об этом.

— Вас не беспокоят мысли о том, сколько вы можете заработать, насколько вырастет ваша популярность и востребованность?

— В кино на первом месте стоит роль и насколько она мне интересна. На втором месте что даст этот проект зрителю и только на третьем финансовая часть.  Если к этой роли у меня большой интерес, то тогда я могу даже не посмотреть на гонорар. Если же творческого интереса мало, то тогда должны быть достойная оплата моего труда, то есть, какой-то интерес должен быть.

— Ведь многие считают, что актеры в первую очередь смотрят на гонорар?)

— Каждый актер принимает решение по-своему, но у меня такой метод (смеется).

— Когда вы почувствовали себя популярным?

— В моем творчестве не было больших скачков, и в кино и театре все шло постепенно. Первый сериал «Алдар косе» сделал меня популярным, аудитория из аула в основном его смотрела, после выхода проекта меня начали больше узнавать.

— Полгода назад в ютюбе стал популярным сериал «Прокурор», где обычный парень используя липовую ксиву прокурора меняет свою жизнь. Он полюбился казахстанской аудитории. Но его закрыли после выхода трех серий, почему?

— На этот вопрос я не знаю ответа, мы отсняли 10 серий, так получилось, что проект закрыли, может быть сверху кто – то так захотел, возможно побоялись чего то, мне причину не сказали просто свернули проект. И продюсерам ничего толком не объяснили.

— Как вы на это отреагировали?

— Было очень жаль, потому что столько труда мы вложили в этот проект. Когда снимаемся мы рассчитываем, что фильм будут смотреть, пусть даже собой я полностью не удовлетворен, надеемся что зритель даст то, чего я не получил в ходе создания проекта. Месяц мы снимали, и кстати, я не думал, что он так хорошо зайдет зрителю.

— Как думаете, почему закрыли проект?

— Когда закрыли, в инстаграме под моими публикациями по 60 вопросов задавали, и даже до сих пор спрашивают. По моему мнению, наверное, побоялись что это станет некой пропагандой, и люди будут использовать эти фишки в реальной жизни, подделывать ксивы и документы, ведь фильм был снят на реальных событиях, и когда это произошло был большой шум. Но я могу ошибаться.

— Сильно сожалеете что так получилось?

— Нет, стараюсь сильно не сожалеть, не ждать от фильма многого, я всегда жду от проектов минимум, чтобы получить больше удовольствия от тех плюсов которых не ожидал.

— Когда вы снимались в проекте, вы не думали о том, что это опасно, не было ли дискомфорта?

— Нет, это был легкий и добрый фильм, ирония и комедия, там нет никакой жестокости, у нас и похуже показывают. И я не думал, что он будет популярным, казалось, что пройдет в тени.

— Можете сказать, чем там все закончилось, разоблачили ли лжепрокурора?

— Нет, не могу, а вдруг сериал снова начнут показывать (смеется).

— Можно ли разбогатеть снимаясь в казахстанском кино?

— Я так не думаю. Можно жить в достатке, обеспечивать семью, миллионером вряд ли станешь, снимаясь в кино. Есть продюсеры, которые хорошо зарабатывают, но про актеров, которые стали миллионерами я не слышал.

—  Назовите свой самый высокий гонорар?

— Я не называю цифры, не скажу, что у меня большие суммы, я снимаюсь редко, раз в год и этого хватает мне на свои нужды и продолжать работать и жить дальше.

— В чем сложности вашей профессии?

— Их очень много, она требует много времени и энергии, не только на сцене, но и в жизни, ею необходимо делится, так как человек народа не принадлежит полностью себе и остается под контролем, личная жизнь остается без внимания. И постоянно нужно работать над собой.

— Удается уделить внимание семье при таком графике?

— Семье стараюсь уделять внимание, я считаю что если человек в чем то не успевает, то он не успевает во всем, нужно стараться везде преуспеть, 24 часа это слишком много чтобы не успевать, нужно находить время на все что для тебя важно. У нас бывают сьемки и гастроли месяцами, но потом я компенсирую это время, но и семья тоже должна быть готова к такому образу жизни.

— Насколько сложно быть под постоянным контролем?

— Я не скажу, что мне очень тяжело, я не супер мега звезда, чтобы меня преследовали поклонники. Но иногда хочется пойти куда-то и покушать, но все равно кто нибудь узнает и это отвлекает. Я же знал на что шел, вспоминаю какой я был в ауле, когда только заканчивал школу и сравниваю себя сейчас и вижу колоссальную разницу и благодарю всевышнего за это. Ведь я для этого работаю и тружусь, поэтому всем доволен.

— Есть ли у Вас такое понятие как достичь свой максимум?

— Нет, конечно, в кино все быстро забывается. Фильм вышел, проходит пару месяцев и это уходит в прошлое. И ты не можешь с этим старым багажом идти, нужно начинать все заново, по крайне мере я настраиваюсь так: я новый человек и актер и все начинается заново, расслабляться нельзя, нужно быть всегда в форме.

— Вы умеете отдыхать?

— Мой большой минус в этом, я не умею отдыхать. Может быть мне это не требуется, после пары дней отдыха я чувствую себя некомфортно. Что — то должно произойти за день: я должен прочитать книгу либо сходить в спортзал и вспотеть.

— Были периоды,  когда вы несколько дней лежали дома, ничего не делая?

— Да, но в такие моменты я себе не нравлюсь, даже ненавижу себя. Летом я еду к родителям в аул, там я действительно отдыхаю, и любая работа становится отдыхом.

— Смогли бы переехать в аул?

— Я люблю аул, но сейчас не готов там жить, в будущем, если появится возможность там зарабатывать, возможно я подумаю.

— Обращаете внимание на проблемы села?

— Я очень хорошо знаю эти проблемы, но к сожалению пока не в моей компетенции и силах что-то изменить, мое имя не решает кардинальных проблем,  может быть в будущем став крупным деятелем смогу повлиять , думаю что это моя обязанность. А сейчас на своей странице в инстаграм я показываю природу своего аула, многим она известна.

— Когда в последний раз вы снимались в кино?

— Неделю назад я снялся в третей части комедии «Брат или брак», сразу же после сьёмок приехал в Кокшетау.

— Вам понравился этот проект, как вам первая часть?

— Да, понравился. И первая и вторая часть. Хотя я не люблю эти затяжные истории и продолжения, на вторую часть не соглашался долго, уговорили, прочитал сценарий, и так как он отличался от первой части, согласился. Третий сценарий тоже не похож на предыдущие. Зритель просит продолжения, решили поставить точку.

— Вы следите за своими коллегами? Есть ли чувство конкуренции?

— Да, конечно, слежу, всегда радуюсь, когда наши выходят на международный уровень, очень горжусь в таких случаях. Особенно горжусь когда всего достигают своими силами, я восхищаюсь теми, кто сделал то, чего я пока не умею, и меня это мотивирует. Мне нужно смотреть на тех, кто делает больше, чем я. Иногда бывает белая зависть, но я контролирую чтобы она не переросла в черную. Поэтому я всегда с собой разговариваю, слежу за тем, чтобы мои хорошие качества не переходили в плохие.

— Как избавится от страха перед камерой?

— Это приходит с опытом. В театре нас не учили работе с камерой, я тоже стеснялся и волновался в начале. В кино каждый актер сам должен над этим работать. У нас многие актеры без образования актера и без диплома путем саморазвития добились больших успехов. Зависит от человека. что касается меня, то я уже 15 лет в этой сфере, поэтому дискомфорта перед камерой  не ощущаю. В начале было такое, но опыт, настрой и самовнушение помогают.

— Хотели бы чтобы ваши дети стали актерами?

— Не горю особым желанием, но если они сами будут жить этим, то я не буду препятствовать. Это очень сложно, если ты не особенный и не имеешь жилку, чистоту и любовь к искусству,  то сложно будет зацепиться в мире кино, если человек не относится к своему делу ответственно, то сложно будет получить от него хороший продукт.

— Вы первый актер в своей семье?

— Я первый актер в своем роду.

— Были ли у вас провальные проекты?

— Провальный проект или нет это уже зависит от продюсера. Не было таких проектов чтобы прям провалился. Есть которые остались в тени, но я ни о чем не сожалею, значит так должно было случится.

— Сейчас большая конкуренция в отечественном кино, фильмы выходят разного жанра. Как опытный актер, скажите, что нужно снимать чтобы удивить казахстанского зрителя кино?

— Тем очень много, но в основном снимают комедии, наверное, есть спрос. Наш зритель пока не хочет ходить на драмы, боевики либо ужасы. Зритель ходит в кино чтобы отдохнуть, посмеяться, поэтому есть большой спрос на комедию, и как показывает практика, комедии приносят прибыль продюсерам. Но не скажу, что это единственный жанр, драма тоже находит своего зрителя. Аудиторию нужно подготовить постепенно. Раньше на казахское кино не ходили, сейчас потихоньку воспитали поклонников казахского кино. Уверен, что будет интерес и к другим жанрам, процесс может упасть либо вырасти, главное не стоит на месте.

Интервью провела Алма Байгужина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

- Реклама -spot_img

Последние новости

В Кокшетау прошла встреча команд акселератора «MIND» с активом области

 Мероприятие организовано при поддержке Программы развития ООН (ПРООН) в Казахстане, общественного проектного офиса Сената Парламента Республики Казахстан и Maqsut...
- Реклама -spot_img

Похожие новости